Заговорит ли церковь на разных языках?

1 Reply

Размышления

Этим летом в один из субботних вечеров я садился в автобус на Солнечном берегу (Болгария), чтобы доехать до Софии. В воскресенье утром я должен был проповедовать в одной из церквей.

Поскольку в билете не было указано время прибытия, я решил уточнить это у водителя автобуса для того, чтобы сообщить друзьям – во сколько им нужно встретить меня на автовокзале.

Как известно, болгарский язык очень схож с русским. Кроме этого, практически каждый в Болгарии, ходивший в советский период в школу, если не говорит по-русски, то как минимум понимает его. Со своей стороны я болгарский хотя и понимаю, но говорить не могу.

Оба водителя были в возрасте около 50 лет, поэтому у меня не было никакого сомнения в том, что если я буду спрашивать их на русском, они меня поймут, и если они будут отвечать мне по-болгарски, то и я их пойму.

К моему удивлению, когда я спросил о времени прибытия автобуса в конечный пункт, в ответ я услышал: «Не разумим». Я обратился к другому водителю и услышал в ответ то же, и в дополнение прозвучало настойчивое предложение в мой адрес: говорить с ними только по-болгарски.

Это можно было бы понять, если бы все это прозвучало в другом месте Болгарии. Но Солнечный берег – это международный курорт, в котором 90% — отдыхающие из других стран, и добрая половина из них – русские.

Туризм – это немалая статья дохода для болгарской экономики. Поэтому, наверное, как и в других странах, тем, кто работает в этой сфере и связан с туристами, нужно хотя бы немного понимать и знать другие языки, а не требовать, чтобы туристы, которые приезжают на короткое время, знали язык местного населения.

Понятно было, что водители не отвечали мне не потому, что русский не понимали, а этим некую неприязнь проявляли. Поэтому я попытался с ними говорить на английском. В ответ снова я услышал «Не разуммм, говори по — болгарски».

Однажды я летел в Болгарию на самолете болгарских авиалиний и наблюдал подобную картину: стюардесса подошла к двум пожилым русским женщинам и начала разговаривать с ними по-болгарски. Женщины выражали непонимание, тогда стюардесса начала говорить с ними по-английски. Они сказали, что и английского не понимают и просили ее говорить с ними на русском. На что стюардесса объяснила, что они находятся в самолете болгарских авиалиний, поэтому должны с ней говорить или на болгарском, или на английском языках.

Честно говоря, подобных позиций я раньше не встречал. Разговор женщин со стюардессой уже превращался в скандал, как вдруг подошла другая стюардесса и начала разговаривать с ними по-русски. Конфликт был исчерпан.

В этих историях позиция служащих выглядела следующим образом: вы пришли к нам, поэтому не мы вас должны понимать, а вы должны говорить с нами на нашем языке.

Совершенно противоположную картину я наблюдал, когда из того же Солнечного берега на автобусе ехал в Стамбул. Автобусная компания была турецкая, оба водителя и молодой парень стюард со всеми пассажирами любезно разговаривали. К моему удивлению, если их спрашивали

по-болгарски, они отвечали на болгарском; если по-русски, то на русском; если их спрашивали по-немецки, то отвечали на немецком; не говоря уже об английском.

В дороге всем пассажирам стюард на их языке бесплатно предлагал кофе, чай, воду и сладости. А в автобусе болгарской компании со мной по-русски не разговаривали и ничего не предлагали даже на болгарском.

В общем-то, Болгария очень дружелюбная в отношении русских людей страна. И описанные мною истории, скорее всего исключение, чем правило. Но, к сожалению, зачастую такие исключения имеют больше влияния, чем правила. Поэтому не удивительно, что среди туристов рейтинг Турции в 10 раз выше, чем рейтинг Болгарии.

Пишу обо всем этом не потому, что об экономически- туристических перспективах Болгарии сильно переживаю, а потому что в этих историях некую аналогию с церковной жизнью наблюдаю.

С людьми, которых церковь призвана спасать, нужно хотя бы пытаться на понятном им языке разговаривать. Проповедуя вечные истины, церкви необходимо говорить с молодежью на языке молодежи; с учеными — на языке науки; с людьми искусства — на понятном им языке; с потерянными — на языке надежды, с обездоленными – на языке сострадания и т.д.

Вместо того, чтобы «Не разумим» с некой претензией отвечать, нам необходимо человеку, пришедшему из другой среды, понятным ему языком духовную помощь оказывать.

Уверен, что те общины, в которых лидеры и служители будут разными социальными языками овладевать, в десятки раз будут успешнее тех, кто этим будет пренебрегать.

1 comment

  1. AndreyGornovskiy

    Согласен целиком и полностью! Но вот проблема, чтобы с каждым разговаривать на понятном для него языке, этот новый язык нужно учить, а не всем этого хочется. Поэтому, к сожалению, частенько можно увидеть картину описанную выше, но только не на курорте, а стенах Церкви. Да не будет такого с нами!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


3 + три =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>